14 окт. 2016 г.

Хронология: 14 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

1 октября 1917 г. (14 октября по новому стилю):


Организация большевиков Донецко-Криворожской области, возглавляемая
Ф. Артемом-Сергеевым, приобрела свою типографию, на которой стало
возможно печатать газету «Донецкий пролетарий». Эта газета вскоре стала
главным рупором идеи необходимости провозглашения Донецкой республики.


В тот же день под председательством В. Ватина-Быстрянского в Харькове
состоялась губернская конференция РСДРП(б). Основным докладчиком был
Артем-Сергеев. С мест выступили представители Харькова, Славянска,
Чугуева, Краматоровки. Конференция увердила список кандидатов в делегаты
Учредительного собрания. Первым в списке стоял Артем, вторым – бываший
депутат Государственной Думы Матвей Муранов, третьим – представитель
Краматоровки Яков Аникеев. Отдельным пунктом конференция выразила
протест против интернирования «английскими палачами» ирландского
коммуниста Джеймса Ларкина.


Памятник Джеймсу Ларкину в Дублине
В Екатеринославе же началась местная губернская конференция РСДРП(б),
а в Ростове-на-Дону – 2-я Донская окружная конференция большевиков. В
Ростове главным докладчиком по оргвопросу был будущий нарком ДКР М.
Жаков. Он заявил, что в Донбассе преобладают меньшевики (29 тыс.
меньшевиков по сравнению с 16 тыс. большевиками). «Слабость и сепаратизм – характерные черты нашего существования», -
заявил Жаков. Кстати, на этой конференции была пресечена попытка
местечкового сепаратизма. По предложению Жакова была утверждена
структура подчинения Донецко-Криворожскому областному комитету партии во
главе с Артемом, некоторые же делегаты пытались убедить в необходимости
создать свой собственный, Донской, областной центр.


В Ахтырке местный Совет реквизирвал типографию Л. Меркуловой.


14 октября 1918 г.:


Нажим белоказаков на Царицын,
оборонявшийся войсками Донецкой республики, усилился фактически по всем
направлениям. Позиции в районе разъезда Басаргино (западнее станции
Воропоново) в течение всего дня несколько раз переходили из рук в руки.
Решающую роль в их удержании сыграли красные бронепоезда из группы
Алябьева, в частности – бронепоезд «Товарищ Сталин».



Бронепоезд "Товарищ Сталин"
В разгар боев на южном участке Ворошилов выслал туда телеграмму: «Приказываю
с занимаемых позиций не отступать ни шагу назад, впредь до
распоряжения. Не исполнившие настоящее приказание будут расстреляны».



Вечером же Ворошилов сообщил в Центр: «14 октября. Ввиду
задержки центром необходимого вооружения, снаряжения и обмундирования,
положение фронта резко ухудшилось. Оставлены станции Кривая Музга,
Карповка, Лог, противник переправился через Волгу у Светлого Яра,
распространяясь по левому берегу против Царицына. Поторопите высылку
подкреплений, пока не поздно».



14 октября 1919 г.:


Большевикам удалось на пару дней выбить деникинцев из Киева. После
этого начались тяжелые бои на подступах к городу и в самом Киеве.
Длились они несколько дней, завершившись возвращением деникинцев и
жесточайшими еврейскими погромами. Деникинская пресса писала о положении
на 14 октября: «Красные заняли центральную часть Киева. Наши
войска сгруппировались в Печерске и Липках. Все головные части киевских
мостов продолжали оставаться в наших руках».



Передовица газеты «Правда» писала: «Сейчас и слепой видит, что наступили решающие дни революции… На Южном фронте решается судьба всего движения».


Махновцы вновь взяли Мариуполь.


Деникинский комендант Харькова полковник Кириенко переведен на
должность коменданта Курска, занятого накануне белыми. Исполняющим же
обязанности харковского коменданта назначен полковник Ноздрачев.


Начальник Харьковского гарнизона генерал Челюсткин издал приказ о
воспрещении быстрой езды на автомобилях. В Харькове нельзя было ездить
быстрее 15 верст (16 км) в час, а на перекрестках скорость
ограничивалась 5-8 верстами (соответственно, 5-8,5 км) в час.


В Харьковской городской Думе состоялось публичное заседание
руководства Национального Центра, посвященное расстрелам подпольных
активистов этой организации в Москве. В тот же день в Благовещенском
соборе Харькова службу по расстрелянным провел отец Николай Колчицкий.
Тот самый, который затем станет первым управлящим делами Московской
Патриархии и в 1945-м вместе с патриархом Алексием будет принят лично
Сталиным.





В том же здании состоялся Вечер Добровольческой армии, устроенный
Комитетом церковно-приходских советов Харькова по оказанию помощи помощи
добровольцам. В ходе вечера протоиереем Н. Липским была прочитана
лекция «Из итогов русской великой революции». Одним из организаторов
этой части мероприятий выступил православный богослов, профессор Иосиф Бродович.


Харьковская городская управа объявила о выделении на городском
кладбище особого участка для захоронения погибших офицеров
Добровольческой армии. Во многом это было вызвано тем, что по мере
ожесточения боев под Орлом и Воронежем число офицерских похорон в
Харькове росло с геометрической прогрессией – это видно по все
возраставшему количеству печатавшихся в те дни офицерских некрологов.


И по трагическому стечению обстоятельств, в тот же день в Харькове умер полковник Генерального штаба Александр Лилье (жил на ул. Лермонтовской, 16).


Не успел известный харьковский кооператор, меньшевик Борис Одер объявить о намерении издавать им газету «Наш путь» (см. http://kornilov.name/hronologiya-12-oktyabrya),
как в его квартире в Харькове деникинской контрразведкой был проведен
трехчасовой обыск, после чего Одер был арестован без предъявления
обвинений. Пройдет всего несколько месяцев - и Одера будут арестовывать
большевики. Уже за сотрудничество с Деникиным.


В деникинском Харькове на ул. Пушкинской начала работу Мастерская скульптуры Леоноры Блох.
Она на тот момент уже была признанным скульптором, постоянно
подчеркивая, что является ученицей Огюста Родена. Однако расцвет ее
творчества пришелся на голодные 30-е, когда она получила титул
профессора и начала ваять под заказ памятники Марксу, Энгельсу – как вы
понимаете, не каждый советский скульптор удостаивался такой чести.
Дончане же на протяжении нескольких десятилетий любовались ее памятником
Максиму Горькому, стоявшему в сквере Горького до того, как он был
заменен на более известный (и на мой взгляд, гораздо более красивый)
памятник в 70-е.


Первый памятник Горькому в Донецке (кстати, в этом кинотеатре меня принимали в пионеры)
В Екатеринодаре вечером неизвестными лицами убит у себя
дома председатель Кубанского военно-окружного суда Лукин, участвовавший в
Первом Кубанском походе. По словам Деникина, Лукин за день до этого был
в Ростове, где делал доклад о прибытии на Кубань секретной петлюровской
делегации.


В Новочеркасске состоялся ветеринарный съезд Юга России, посвященный вопросам борьбы со свирепствовавшей в этих регионах чумой.


В Каменец-Подольском петлюровская Директория УНР принесла
торжественную присягу «на верность республике». Петлюровцы
провозгласили: «Еще не все сделано, еще и поныне вокруг черной
тучей обвили тебя большевики и помещичьи сынки Деникинцы. И те, и другие
хотят господства над нами. Оружием и неправдой хотят они сковать нас,
чтобы весь век свой мы работали на них».



Присяга Директории в Каменец-Подольском
Несмотря на то, что Петлюра официально объявил войну Деникину, по
галицким частям 14 октября поступила команда прекратить всякую
антиденикинскую агитацию.


В Севастополь прибыли дипломатический представитель королевства
Югославии при штабе Деникина Милан Ненадич и генеральный консул
Югославии Деян Суботич. Поразительно, но спустя год тот же Суботич
прибудет в Сербию в качестве… русского беженца.


14 октября 1920 г.:


Командующий Южным фронтом М. Фрунзе отдал приказ командующему 6-й армии: «Командрму 6-й использовать неудачу противника у Каховского плацдарма и довершить разром морально надломленных сил его».


Журнал боевых действий 2-й Конной армии подытожил результат тяжелейших боев у с. Шолохово: «2-я
Конная армия блестяще выполнила поставленную ей задачу, разгромила
конный корпус Барбовича и 6-ю и 7-ю пехдивизии, Смоленский, Алексеевский
пехполки, которые совершенно уничтожены. В боях 13-14 (октября – авт.) убит начдив кавалерийской генерал Бабичев и тяжело ранен генерал Барбович».



Генерал Иван Барбович
В Дерпте подписан мирный договор между Россией и Финляндией, по которому финны отказывались от прав на Восточную Карелию и Выборг (см. карту):






Хронология: 14 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий