23 окт. 2016 г.

Хронология: 23 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

10 октября 1905 г. (23 октября по новому стилю):


В Харькове состоялись массовые столкновения рабочих с полицией.
Началось все с всеобщей забастовки местных железнодорожников и митинга
рабочих Харьковского паровозостроительного завода, который решил
направиться колоннами в центр города. Вскоре на Молочной улице к
демонстрации присоединились рабочие других предприятий. Вот что писал
участник этих событий: «Мы представляли такую мощную массу, что
высланный против нас отряд казаков повернул назад и принялся наблюдать
нас с боковых улиц – Царицынской, Аптекарской и т.д. С Змиевской улицы
вылетел было нам навстречу отряд конной полиции. Но золотое времечко для
полицейских прошло. На них двинулась боевая дружина и полицейский отряд
быстро удрал в первый переулок… Таково было начало демонстрации 10
октября… Через весь город мы подошли к железнодорожному району».



Знамя харьковских железнодорожников во время событий 1905 года
На Ващенковской леваде состоялся большой (советские источники
указывали численность до 20 тыс. человек) митинг. Когда, казалось бы,
программа акции была завершена, события начали выходить из-под контроля.
Уже ближе к вечеру рабочие неожиданно двинулись по Екатеринославской
улице. Возле тюрьмы на Чеботарской улице толпу попытались разогнать
казаки. Но неожиданно для властей выяснилось, что, в отличие от событий
первой половины 1905 г. рабочие уже были вооружены и обучены стрельбе (в
немалой степени – заслуга Артема и тренировок на Сабуровой даче).
Очевидец пишет: «Здесь казаки впервые познакомились с силой наших боевиков».


Эскиз В. Серова "Разгон казаками демонстрации 1905 г."
В районе Лопанского моста завязалась уже серьезная перестрелка с
полицией, возникли баррикады. Рабочие разбили витрины оружейного
магазина Тарнопольского и завладели большим количеством оружия. Ночью
перестрелка прекратилась, однако баррикады сохранились, а в Харьков
спешно стягивались полицейские и казачьи подразеделения.


Участники революционных событий 1905 года в Харькове
10 октября 1917 г. (23 октября по новому стилю):


В Харькове продолжался 2-й съезд Советов Донецко-Криворожской
области. Было зачитано немало сообщений о готовившихся забастовках
рабочих Донбасса – в частности, в Кадиевском районе, в Юзовке, Макеевке.
На съезде выступил будущий нарком Донецкой республики Борис Магидов
(любопытно, что на тот момент он еще представлял Петроград!). Магидово
заявил: «Вина за забастовки, которые могут вспыхнуть, лежит и на
промышленниках, и на Временном Правительстве. Сколько бы ни повышали
цены, это ничего не значит. Фабриканты, повысив плату на один рубль,
повысили цену на ситец на 50


коп. Пусть правительство скажет, что в течение года будет одна цена на хлеб и на мануфактуру. Необходимо помнить, что забастовки на руку промышленникам, которые только и ждут их и даже умышленно вызывают». В
конце вечернего заседания Артем-Сергеев призвал отказаться от налога,
который шахты выплачивали на содержание Совета съездов
горнопромышленников Юга России.


Исполком Дружковского Совета потребовал вывести донских казаков с шахт Донбасса: «Считая,
что факт введения вооруженных казаков в Донецкий бассейн есть нарушение
нормальной жизни и работы в Донецком бассейне, протестуем самым
энергичным образом и заявляем, что мы будем стоять в активных рядах всей
трудовой революционной демократии и просим товарищей макеевцев
прислушиваться к голосу нашего пролетарского органа… И если этот орган
скажет: пора наступила, и пусть он ударит, и мы вместе пойдем, правду
святую добывать топором».
Вот это штиль официальных резолюций, скажу я вам!


Сход крестьян Времьевской волости Мариупольского уезда постановил: «Все земли крупных землевладельцев в загоне нашей волости в согласии со своими местными комитетами отобрать без уплаты».


А в это время в Петрограде на квартире меньшевика Н. Суханова
состоялось тайное заседание ЦК РСДРП(б), на котором 10 голосами против 2
(Зиновьева и Каменева) было принято предложение Ленина немедленно
приступить к организации вооруженного восстания.


23 октября 1918 г.:


Ворошилов отдал приказ № 13 по войскам 10-й армии: «Удачными
действиями наших частей на Центральном участке противник отходит к Дону,
по-видимому, имея намерение привести в порядок свои расстроенные части и
укрепиться на господствующих высотах правого берега реки Дона. Чтобы
воспрепятствовать намеченным планам противника, необходимо развить
наступление наших войск не только на левый берег Дона, но перебросить
части на правый берег».


Реализация приказа Ворошилова от 23 октября 1918 г.
В Москве состоялось первое заседание ЦК КП(б)У, в состав которого
накануне был избран лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев. Правда,
пока еще Артем участие в этом действе не принимал. Председательствовал
еще один представитель ДКР Э. Квиринг.


Эммануил Квиринг (фото ЦДКФФА)
Журнал «Голос металлиста» сообщил о начале забастовки рабочих на заводе Шапара в Харькове. Журнал писал: «Завод
Шапара технически оборудован очень плохо. Труд чрезвычайно тяжел.
Особенно невыносима работа вспомогательных рабочих. Некоторое время тому
назад рабочие совместно с союзом выработали новые ставки и потребовали
увеличения платы. На требование ответа не было получено… Переговоры были
прерваны. Через пять минут завод замер».
Кстати,
первоначальное название завода было соответствующим – «Фабрика
металлических полотен и продырявленных жестей». Что ж, «как корабль
назовете»…


Представитель германо-австрийского бюро Каршевский направил грозную
телефонограмму властям Беленского уезда Екатеринославской губернии с
требованием немедленной выдачи урожая: «Предложить всем
старостам Беленской волости, несмотря на то, что старосты обещали вывооз
хлеба и до сего времени таковой не производится, предупредить
население, если не начнется вывоз хлеба, то в конце будущей недели
выедет вторично карательный отряд на Беленскую волость».



Советская Россия, забыв о своей гражданской войне, торжественно
отметила освобождение лидера немецких коммунистов Карла Либкнехта.
Свердлов в этот день направил телеграмму в Берлин: «Освобождение
из тюрьмы представителя революционных рабочих Германии есть знамение
новой эпохи, эпохи победоносного социализма, которая открывается теперь и
для Германии и для всего мира».
Стало ясно, что революция в
Германии набирает обороты и, соответственно, дни немецкой оккупации и
марионеточного правительства гетмана Скоропадского сочтены.


Выступление Карла Либкнехта после освобождения из тюрьмы в 1918 г.
23 октября 1919 г.:


Советская Латышская бригада вновь выбила деникинцев из г. Кромы.


В то же время деникинская сводка за 23 октября гласила: «В
Ельце идет упорный бой на улицах города… Орловский район. Бои
продолжаются, развиваясь успешно для нас. Кромский район. Ничего
существенного».



На Николаевской площади Харькова состоялся смотр новых воинских
формирований Добровольческой армии. Парад новобранцев принимали
начальник снабжения армии генерал Деев и начальник гарнизона генерал
Челюсткин.


Совет съездов горнопромышленников Юга России призвал углеторговые
фирмы Харькова в трехдневный срок внести причитавшиеся «добровольные»
пожертвования в пользу Добровольческой армии. В противном случае списки
фирм, вовремя не обложившиеся себя взносом, грозили опубликовать в
газетах.





Харьковская городская управа объявила о введении новго налога. Отныне
устанавливался налог на рекламные объявления в газетах. Каждый
рекламодатель должен был уплатить по 10 рублей с квадратного аршина
публикуемой рекламы.


Известный харьковский профессор Федор Тарановский обратился
с воззванием к трудовой интеллигенции, в котором призвал объединяться в
профессиональные объединения с целью выживания в грядущую зиму.
Профессор писал: «Необходимо прямо и откровенно сказать, что в
предстоящую тяжелую зиму нашей интеллигенции угрожает голод, холод,
усиленная смертность и, следовательно, вымирание».



В деникинском Харькове вышел первый номер газеты «Наш путь» (подробнее о ней см. http://kornilov.name/hronologiya-12-oktyabrya/). Напомним,
накануне выхода газеты ее издатель, деятель кооперации и меньшевик по
убеждениям Борис Одер был арестован деникинскими властями. Газета в
первом номере попыталась определить свою идеологическую позицию, но
получилось у нее это как-то неопределенно. С одной стороны, она осудила
большевиком и «диктатуру слева». С другой, в первом же номере напала на
идею объединения либеральной буржуазии с «демократическими» (то есть
социалистическими) партиями.


Деникинская контрразведка в ночь на 23 октября арестовала в Харькове
во время обыска дома на Ветеринарной ул., 16 анархиста Циса, у которого
было изъято 3 револьвера и «огромное количество пропагандистской
литературы».


Около 19.00 был совершен вооруженный налет на квартиру по ул.
Петинской, 45 в Харькове. С десяток налетчиков связали всех жильцов
полотенцами и обчистили квартиру примерно на 20 тыс. рублей.


Утром 23 октября на станцию Граково (на ветке Харьков-Купянск) был
совершен налет конного отряда до 30 человек. Сводки сообщали: «Станция
разгромлена, телеграфные аппараты сняты, несгораемая касса увезена.
Служащие разбежались. Есть убитый. Железнодорожный поселок ограблен».
Можно было бы погрешить против махновцев, да вот только на налетчиках почему-то были деникинские погоны.


А в 19.00 был совершен налет на станцию Лосево недалеко от Харькова
(не исключено, что теми же лицами). В результате налета два человека
были убиты, семеро ранены.


Представитель Полтавского комитета КП(б)У И. Науменко подготовил
обширную безграмотную докладную записку в центр о своей подпольной
поездке в Донбасс: «Юзовка. Подпольная организация очень
хорошая… Луганск. Очень хорошая организация и связь имеет по всему
Славяносербскому уезду, и они имеют связь с Бахмутом… Послушали
пассажиров, приехавших из Ростова. Говорят, что между Ростовом и
Таганрогом были обезоружены два эшелона кубанцев, которыми были
выброшены на вагонах красные знамена, но офицерством и чеченцами было
подавлено».



Меджлис горских народов Кавказа выразил протест в связи с резким
заявлением британского полковника Роландсона в поддержку генерала
Деникина (см. http://kornilov.name/hronologiya-13-oktyabrya). Меджлис заявил: «В
своем воззвании полковник Роландсон находит возможным говорить не
только от имени Великобритании, но он присвоил себе право выступать и от
имени и других союзных стран и даже от имени России и генерала
Деникина. Мало того, названный британский офицер не останавливается и
перед прямыми угрозами английскими инструкторами, танками, аэропланами,
пушками и пулеметами по адресу горских народов и их аулов, которые уже
не раз разрушались генералом Деникиным при помощи, может быть, того же
английского оружия… Союзной Меджлис просит Ваше Превосходительство
довести до сведения Правительства Его Британского Величества в Лондоне о
чувстве глубокого негодования по поводу совершенно недопустимого
воззвания полковника Роландсона к населению Северо-Кавказской
Республики».



Слухи о «скором падении Петрограда» или даже уже о «свершившимся
падении Петрограда» докатились до Юга России. Военный обозреватель
харьковской «Новой России» полковник Верин, еще не зная, что красные
начали контрнаступление под Питером и обратили войска генерала Юденича в
бегство, писал, что Петроград красным оборонять некем: «Большим
упорством вероятно будут отличаться рабочие коммунистические части,
однако для достаточной стойкости им не хватает самого главного –
правильной боевой организации; поспешное сформирование этих организаций,
конечно, не дало возможности укрепить дисциплину, порядок, необходимые
для настоящей вооруженной силы… Остаются латыши - но их слишком мало для
обороны такого обширного города, как Петроград».







Хронология: 23 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий