22 окт. 2016 г.

Хронология: 22 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

9 октября 1917 г. (22 октября по новому стилю):


В Харькове продолжался 2-й областной съезд Советов
Донецко-Криворожской области. Основным докладчиком на этот раз выступил
правительственный главноуполномоченный по топливу Карл Кирш.
Он представил развернутый доклад о катастрофическом падении добычи угля
в Донбассе и призвал рабочих усиленно поработать, пока проблемы будут
решены: «Мы должны видеть причины и в отсутствии стимула к
заработку: теперь ничего нельзя купить за какие бы то ни было деньги, но
рабочие должны помнить, проработав полдня, они дадут возможность
существовать всей текстильной промышленности и дадут хлеб всей России;
проработав 2 дня, они не только дадут возможность работать всем
металлургическим заводам, но и пустить их сильнее… Если вы увеличите
число рабочих дней, то мы позаботимся о ваших нуждах, во всяком случае
предпочтем вас военнопленным. Итак, кончает Кирш, подумайте о том, чтобы
поработать 3-4 месяца интенсивно, а мы в это время разрешим ваши
взаимоотношения с промышленниками».
После этого доклада весь
съезд дружно набросился на докладчика и резко раскритиковал его. По
итогу заседания была принята резолюция: «Заслушав доклад гр.
Кирша, съезд находит, что его призыв к увеличению добычи угля должен
быть направлен не к рабочим, отдавшим и отдающим все свои силы и жизнь
на благо революции и России, а промышленникам, саботирующим производство
и к коалиционному правительству, поддерживающему их».



Карл Кирш
Газета «Правда» сообщила о росте влияния большевиков в Донбассе: «В
отдельных рудничных организациях нашей партии работа в последнее время
идет очень успешно, хотя и встречает массу препятствий. Окруженные
населением, состоящим из казаков, мы встречаем среди них часто очень
враждебное отношение… Повсюду наше влияние возросло и окрепло».



Главное управление по делам милиции доложило в своей сводке о ситуации в Бахмутском уезде:
«5 октября в уезде начали наблюдаться насильственные захваты
частновладельческих земель и конских заводов; для восстановления порядка
вызываются из Харькова вооруженные силы».



22 октября 1918 г.:


В Москве на 2-м съезде КП(б)У в состав Центрального комитета
украинских коммунистов избран и лидер Донецкой республики Ф.
Артем-Сергеев.


Артем в 1918 г. (видимо, уже после возвращения из Царицына)
Делегаты съезда КП(б)У приняли участие в объединенном заседании ВЦИК,
Московского Совета фабзавкомов и профсоюзов, на котором выступил и
Ленин. Тот довольно любопытно охарактеризовал ситуацию на Украине: «Подумайте
о положении ее, подумайте, как быть при теперешнем положении рабочим и
сознательным коммунистам. С одной стороны, они видят возмущение против
немецких империалистов, против страшного грабежа Украины, с другой —
видят, что часть германских войск, и большая часть, может быть, ушла. У
них, может быть, является мысль дать выражение накипевшим ненависти и
злобе и сейчас же, не считаясь ни с чем, напасть на германских
империалистов. А другие говорят: мы — интернационалисты, мы должны
смотреть с точки зрения и России и Германии; даже с точки зрения
Германии мы знаем, что власть там не удержится, мы знаем твердо, что
если украинская победа рабочих и крестьян пойдет рядом с укреплением
власти в России и с ее успехами, тогда социалистическая пролетарская
Украина не только победит, но и будет непобедима! Такие сознательные
украинские коммунисты говорят себе: мы должны быть очень осторожны;
может быть, завтра от нас потребуется напряжение всех сил и потребуется
поставить все на карту ради борьбы против империализма и германских
войск. Может быть, будет так завтра, но не сегодня».



Сталин направил из Москвы приветственную телеграмму бойцам, оборонявшим Царицын.


В это время в Царицыне Ворошилов издал приказ № 15 по 10-й армии, в
которой приказал своим войскам нанести решительный удар по северной
группировке противника, используя для этого Камышинскую дивизию.


К красным войскам, оборонявшим Царицын, подошло подкрепление в виде
Вольской дивизии. Вокруг этого момента потом долго спорили сторонники и
противники Троцкого, приславшего эту дивизию. Троцкисты заявляли, что
именно это подкрепление спасло Царицын, а сталинские историки (в
частности, военный историк В. Меликов) доказывали, что Вольская дивизия
подошла уже после того, как «гениальный Сталин» со своим верным
помощником Ворошиловым предрешили успех операции по обороне «красного
Вердена».


Нарком Донецкой республики И. Кожевников, возглавлявший партизанский отряд ВЦИК, телеграфировал Я. Свердлову в Москву: «С
8 октября отряд действует в тылу белочехов. Выбили белогвардейцев из
всего Мензелинского уезда. Народ на нашей стороне. Отряд увеличился в 4
раза. Он идет по деревням под крики «Ура!»»



22 октября 1919 г.:


Деникинские войска серьезно потеснили красных возле г. Новосиль.
Советский 73-й полк был окружен белыми и почти полностью уничтожен.
Кроме того, деникинцам удалось захватить штаб 1-й бригады.


Деникинские сводки вынуждены были признать утрату Орла: «В
связи с перегруппировкой, произведенной для встречи наступления
противника контрманевром, наши части 6 октября без всякого движения со
стороны противника оставили Орел. Вчера противник силою свыше 3 полков
при 6 орудиях повел наступление на ст. Золотарево, но был отброшен с
большими для него потерями. Нами взято несколько сот пленных».



В ночь на 22 октября возле ст. Явкино некими
грабителями захвачен пассажирский поезд Харьков-Николаев. Для
блокирования подъездных путей несколько вагонов из состава были сброшены
под откос. Среди ограбленных пассажиров имелись жертвы.


В Харькове за номером 515 обнародован замечательный приказ генерала
В. Май-Маевского, наглядно демонстрировавший серьезную проблему, с
которой Добровольческая армия столкнулась в гостеприимном для себя
городе: «Замечено, что некоторые военнослужащие продолжают
кутить в ресторанах, устраивают скандалы, появляются в пьяном виде на
улице, театрах и клубах, умаляя доброе имя воина и развивая в обществе
нелестные отзывы к этому столь высокому, полному доблести званию.
Опьянение иногда доходит до такого состояния, что воинские чины не
отдают себе отчет в своих поступках и открывают стрельбу из револьверов,
врываются в кафе с бранными словами, оскорбляют публику, катаются по
городу на извозчиках в непристойных позах с пением песен и вообще ведут
себя несоответственно своему званию. Пора положить конец этой
разнузданности».
Далее генерал, который и сам был горазд
выпить, перечислял ряд мер по борьбе с пьянством среди офицеров.
Интересно, отметил ли генерал сей приказ рюмашкой-другой?


Одновременно с этим приказом генерал В. Май-Маевский, вознамерившийся
положить конец безобразиям в Харькове, обнародовал еще один приказ (№
514): «Мною замечено, что воинские чины при встрече не всегда
приветствуют друг друга отданием чести, как это установлено, иди делают
это небрежно… Всем начальникам частей и учреждений обратить серьезное
внимание на обязательное для всех отдание чести и взаимное приветствие,
которое служит символом единения между всеми чинами армии… Встречаю
военнослужащих без погон. Приказываю всем воинским чинам иметь
установленного образца погоны. Командирам частей, начальникам гарнизонов
и комендантам следить за соблюдением правил ношения формы одежды».



Приказом № 522 генерал В. Май-Маевский наградил Евгению Михайловну Кальмейер (жену генерала В.-А. Кальмейера) Георгиевской медалью 4-й степени. Награда, как гласил приказ, вручалась «за
то, что, рискуя жизнью в продолжении 8 месяцев, сохранила полковой
Штандарт 7-го Гусарского Белорусского Императора Александра I полка в
городе Киеве от петлюровских и большевистских банд, несмотря на
неоднократные тщательные обыски с угрозой расстрела, свято исполнила
долг свой перед Русской Армией и родным полком». 



Попытка Харькова создать институт ночной стражи прогнозируемо
потерпела фиаско ввиду отсутствия средств и людей. В этой связи местные
власти объявили о намерении создать что-то вроде советского ДНД: «Ввиду
недостаточности кадров ночных стражников комиссия по ночной охране
приступила по примеру некоторых западноевропейских городов к организации
«гражданских батальонов». Обучение в батальонах будут производить
тыловые офицеры. Необходимое вооружение обещано г. губернатором».



Губернатор же Харьковской губернии Е. Богданович принял делегацию
сотрудников крупнейших коммунальных предприятий Харькова, которые в
категричной форме потребовали прибавки к жалованию в связи с
невозможностью содержать свои семьи. Богданович согласился с
необходимостью повысить прожиточный минимум для городских служащих до
1500 рублей в месяц, пообещав выбить для этих целей правительственную
ссуду.


В Харьковской общественной библиотеке начал свои лекции известный публицист, сотрудник ОСВАГа Петр Рысс.
Лекции делились на две части: «Социальные утопии» и «Перед судом
истории». Заканчивались обязательными для деникинцев тезисами: «Неизбежность Единой России. Россия как единое отечество». В своей лекции Рысс заявил:
«Большевизм – это подлинный марксизм во всей его прямолинейности, и
будучи, как и прочие утопии, построен на отвлеченной идее, а не на
объективных фактах, он заранее обречен на гибель. Если он смог
удержаться столько времени, то лишь благодаря бунтарскому духу,
присущему русскому народу, и вследствие потрясений, вызванных войной, а
не благодаря поддержке «избранного» класса – пролетариата, которого у
нас почти вовсе нет».



Накануне выборов в городскую Думу в Харькове редактор «Новой России» Александр Маклецов обнародовал предвыборную статью, в которой помянул и некоторых деятелей Донецкой республики: «Невольно
содрогаешься при мысли, что за тех, чьими руками замучены наши
сограждане, в свое время г. Харьков отдал 30000 своих голосов, что Кины и
Рухимовичи, вскормившие палача Саенко, были гласными Харьковской
городской Думы, и что их звали товарищами все те, кто составлял
большинство в этой Думе».



Перед выборами в Харьковскую городскую Думу в город прибыла агитационная литература – книга князя Павла Долгорукова «Национальная
политика и партия Народной Свободы». Продавалась по 4 рубля, а весь
сбор поступал на партийные нужды кадетов. Тогда еще никто, включая
самого Долгорукова, не знал, что спустя 8 лет князь лично прибудет в
Харьков (теперь уже нелегально), чтобы окончить в нем свой жизненный
путь.


Павел Долгоруков
В Харькове было объявлено о создании новой «демократической
украинской партии». При этом подчеркивалось, что «новые украинцы»
«поддерживают в украинском вопросе точку зрения декларации ген. Деникина«.
Неожиданное появление украинской группы в Харькове объяснялось их
желанием поучаствовать в выборах в городскую Думу, для чего они
обратились с просьбой включить их в список кандидатов, формируемый
кадетами. В числе учредителей этой «украинской» партии значились: бывший
гласный Думы Пономаренко, бывший член управы Мереховцев, доктор
Писнячевский и инженер Базькевич.


В Харьковском университете возобновила работу кафедра западно-русского права. Первую лекцию прочел заведующий кафедры профессор Федор Тарановский. В присутствии Дмитрия Багалея Тарановский «решительно
высказался против известной теории проф. Грушевского о коренном
различии западно-русской (украинской) и восточно-русской культуры и
весьма ярко отметил моменты общности и взаимодействия двух ветвей
русского права».
Лекция была встречена аплодисментами, возражений от Багалея не поступило.


С приближением холодов и отсутствия перспектив бесперебойной работы
городской электростанции Харьков начал резко преображаться. Как написал
местный фельетонист А. Смолянов (он же Замошников), «город
растротуаривался и обеззаборивался»: «Боковые и, особенно,
окраинные улицы оголяются быстро и неуклонно, с каждым днем все больше
утрачивая городской пошиб и сбиваясь на усадебно-деревенский жанр… Чем
ближе к зиме, тем работы ведутся порывистее и экстреннее… В некоторых
местах работы ведутся настолько экстренно, что за ночь родной улицы не
узнаешь… Кладбищенская охрана – старички-сторожа, которые разве
чуть-чуть попроворнее охраняемых ими покойников – повествует: «Как
свечереет, так такой треск по всему кладбищу идет, что мертвого
разбудит. А теперь, покончивши с забором, и кресты уже валять начали».
Тротуары, заборы, кресты, ограды, деревья – все на пользу человеку.
Потому: зима на носу… Когда еще на том свете за грехи в огне гореть
будем, а пока и на этом погреться хочется».



Погодные проблемы вынудили и городского голову Харькова Н. Салтыкова
обратиться к начальнику снабжения деникинской армии генералу Г. Дееву с
ходатайством о выделении городу галош с целью распределения их среди
населения. Не думаю, чтобы сие ходатайство было удовлетворено. Галоши –
они и армии были не лишними…


А для нужд Харьковского городского самоуправления было закуплено на ст. Великий Анадоль и в Сватово 10 вагонов… сена!


Потребительское общество Юга России (Поюр) в Харькове постановило выделить 100 тыс. рублей в пользу жертв еврейских погромов.


Небывалый ажиотаж, который вызвала в Харькове «Первая Джиммиада» (см. http://kornilov.name/hronologiya-18-oktyabrya), завершился более чем холодной критикой. «Новая Россия» опубликовала разгромную статью о «Кривом Джимми»: «Поучайтесь,
театры: «Кривой Джимми» побил рекорд. Он перещеголял и коньяк Шустова, и
знаменитый некогда Спотыкач, крупу Геркулес, и многое из того, что
путем широковещательных реклам внедрялось во время оно в наше сознание.
Усилия театра не пропали даром, реклама сделала свое дело: театр ломился
от публики. Хвосты у кассы, давка в конторе, приставные стулья,
переполненный зал. Что и требовалось доказать… Что хуже всего: вся
программа – слошь из Агнивцева, писателя насквозь пустого, с привкусом
дешевой оригинальности и сентиментальности».



Красные партизаны вечером, когда деникинцы гуляли в здании
Полтавского дворянского собрания, неожиданно напали на город, завладев
им к утру. К вечеру они были выбиты из города.


За халатность, проявленную при занятии большевиками Киева, командующий белой Средне-Днепровской флотилией капитан 1-го ранга Сергей Лукомский предан военно-полевому суду по приказу главноначальствующего Киевской области генерала Абрама Драгомирова. Военно-полевой суд оперативно разжаловал морского офицера в рядовые.


Начальник Польской военной миссии в Париже генерал Т. Розвадовский
пояснил своему командованию причины неприятия Петлюры Лодоном: «Англичане
не прощают ГІетлюре того, что он, не желая подчиниться Деникину, явился
причиной потери Киева 15 числа текущего месяца, который Деникин сумел
отбить лишь вчера».



22 октября 1920 г.:


Первая Конная армия включена в состав Южного фронта.




Хронология: 22 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий