21 окт. 2016 г.

Хронология: 21 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

8 октября 1915 г. (21 октября по новому стилю):


На имя городского головы Харькова Д. Багалея поступило письмо на
украинском языке, что было редкостью для харьковцев того времени. Было
оно написано «группой австрийских подданных галичанами и буковинцами»,
эвакуированными в Харьков из прифронтовой Галиции. Галичане просили у
Багалея выбить для них деньги… у вице-консула США. Вот как объясняла это
газета «Утро»: «Заявители указывают, что между правительствами
австрийским и Соединенных Штатов существует договор, по которому защита
интересов австрийских подданных в России взята на себя американскими
консулами, имеющими соответствующие ассигновки для оказания помощи
военнопленным австрийским подданным. Заявители просят Д.И. Багалея
исходатайствовать им материальную помощь в американском вице-консульстве
в Харькове».








8 октября 1917 г. (21 октября по новому стилю):


В Харькове состоялось очередное заседание 2-го Донецко-Криворожского
областного съезда Советов. В этот день с большим докладом по
экономическим и социальным вопросам выступил хорошо известный харьковцам
по событиям 1905 г. Григорий Циперович,
тогда еще меньшевик. Доклад своего бывшего (а с 1919 г., когда
Циперович вступит в РКП(б), и будущего) соратника резко раскритиковал
Артем-Сергеев, заявивший: «Положения т. Циперовича вводят нас в
заблуждение. Т. Циперович смотрит сквозь, очки, годившиеся 40-50 лет
тому назад… Нужно сказать, что мы встречаемся с подкупом некоторой
наиболее организованной части рабочего класса».
Завязалась
бурная дискуссия (уже по тезисам Артема о грядущей революции), на что
ведущий собрания, лидер меньшевиков Арон Сандомирский заявил: «Говоря
откровенно, большевики сознают, что не настало время социальной
международной революции, а революция в России, во-первых, ничего не даст
другим странам, во-вторых, невозможна, ибо если вы вопите об
экономической разрухе, то на что же обопрется наша власть?»
А до Октябрьской революции, между тем, оставалось 2,5 недели…


Григорий Циперович
Митинг рабочих заводов Нью-Йорка постановил: «Мы, рабочие
Нью-Йоркских заводов… постановили требовать немедленного мира без
аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов».
Не переживайте, речь идет не об американском Нью-Йорке, а о поселке Нью-Йорк в Горловском районе Донбасса.


Харьковская гимназистка Мария Вишневская обиделась, что ее не позвали на бал в училище, записав в дневнике: «Скоро
будут лунные ночи и вернется тоска и в смертном томлении замечтуся
воскреснувшие мечты и надежды. А пока я живо тихо, спокойно».
До Октябрьской революции оставалось 4 дня…


21 октября 1918 г.:


В Пятигорске главком советской 11-й армии И. Сорокин
арестовал лидеров Северокавказской республики Рубина, Крайнева,
Дунаевского, Рожанского и др. Все они были в тот же день расстреляны
конвоем (наверняка по приказу того же Сорокина, которого, в свою
очередь, большевики объявили вне закна и спустя неделю тоже пустили в
расход). Самое поразительное, что в ответ на расстрел, совершенный
красным командиром, большевики в качестве ответа расстреляли массу заложников, заподозренных в принадлежности к «контрреволюционным организациям».


21 октября 1919 г.:


В результате упорных боев, длившихся с утра до вечера, белые выбили
красных из г. Кроме (южнее Орла). При этом попытки деникинцев отбить
Орел окончились неудачей.


Деникинская сводка за 21 октября сообщала: «Наши части
находятся в 10 верстах к югу от Ельца… Орловский район. Упорные бои
продолжаются. Кромский район. После многодневных упорных боев Кромы
остались в наших руках… В районе Севска – упорные бои с превосходными
силами противника за обладание городом».



Генерал В. Май-Маевский вернулся в Харьков после поездки на фронт, в район Орла.


Харьковский губернатор Е. Богданович обратился с призывом к населению
жертвовать на содержание городской стражи. Губернатор писал: «Командующий
Добровольческой армией Генерал-Лейтенант Май-Маевский высказал вчера
свое удовольствие по поводу работы Харьковской Государственной стражи; с
сожалением отметил, что стража плохо одета, а холода приближаются
быстрыми шагами. Указав на невозможность поделиться со стражей тем
обмундированием, которое далеко не в достаточном количестве имеется для
армии, – Его Превосходительство внес из своих личных средств тысячу
рублей на одежду и обувь для стражи и выразил полную уверенност, что его
пример найдет последователей во всех слоях всегда отзывчивого населения
Харькова и губернии».
Пожертвования следовало нести лично губернатору либо же командиру городской стражи в Присутственные места.





Харьковское отделение «Союза Возрождения России», местная ячейка
«Национального Центра» и ряд других белогвардейских организаций после
бурных дебатов согласились сформировать единый список кандидатов на
выборы в городскую Думу.


Харьковская белогвардейская газета «Новая Россия» опубликовала
редакционную статью под названием «Гибельное политиканство», в которой
обрушилась на донской и кубанский сепаратизм. Газета писала: «Если
Россия мыслится в будущем как унитарное государство, речь может идти
только о пределах автономии отдельных областей. Если кубанские
сепаратисты мечтают о расчленении России, чем объясняется участике
кубанской армии в походе против большевиков? Мы можем с уверенностью
сказать, что население Кубани честно бьется за общерусское дело, и что
поэтому Кубанская Рада не является выразительницей воли народа».



В «Новой России» был обнародован анонимный рассказ некоего господина,
который заявил, что был в группе харьковских заложников, увезенных
комендантом Саенко из Харькова в момент наступления Деникина. Из
повествования, озаглавленного «Чудом спасенные, видно, что рассказчик
был священником. Он заявил, что самым тяжелым отрезком следования
заложников был маршрут Харьков-Сумы, в ходе которого Саенко выводил по
несколько пленных чуть ли не нкаждой станции и лично убивал жертв: «Расстрелы производил Саенко, сам – лично, брал за левую руку и стрелял из нагана в затылок».
Якобы после Сум, где Саенко остался в качестве коменданта, заложникам
стало полегче. А в Орле, куда их в итоге доставили и где они были
освобождены деникинцами, у них был чуть ли не режим вольного поселения.


В деникинском Харькове в течение половины рабочего дня бастовали
рабочие паровозо-строительного завода. Благодаря вмешательству профсоюза
«Металлист» забастовку удалось приостановить, но рабочие предупредили,
что в случае нерешения их проблем в течение семи дней, стачка будет
возобновлена.


Командующий советской 12-й армии Меженинов отдал приказ о подготовке к
новой атаке на Киев, незадолго до этого оставленный красными: «58-й
дивизии с группой Голого закрепиться на линии р. Ирпень, удерживая
Фастов, и привести части в порядок для нового удара на Киев по особому
приказу… Днепрофлотилии не допускать распространения противника вверх по
Днепру, держа связь с левофланговыми частями 58-й дивизии у устья р.
Ирпень и ведя налеты на Киев».



Сначала британские газеты сообщили радостную для себя новость о том,
что войска Юденича взяли Петроград, а затем эту «утку» подхватили многие
деникинские СМИ. На самом деле, с 21 октября началось беспрестанное
отступление войск Юденича от Петрограда.





Ленин, подводя итоги «Партийной недели», заявил, что в ходе этой акции в Москве в ряды большевиков вступили 13600 человек.


Махновские отряды заняли Синельниково.


21 октября 1920 г.:


Фрунзе отдал приказ о преследовании врангелевцев в районе Александровска-Пологи.


При поддержке Красной армии махновцы восстановили контроль над Гуляй-Поле.


21 октября 1931 г.:


По личному указанию Л. Берия расстрелян лидер грузинских подпольных меньшевиков Сеит Сан-Девдариани,
человек, во многом благодаря которому состоялся как революционер
товарищ Сталин. Девдариани родился в 1879 г. в селе Миронцминда в
довольно зажитчной семье. Получил шикарное образование (семинария в
Тифлисе, юридическое образование в Тарту, Харькове и даже США).
Обучаяясь в семинарии, на долгие годы стал покровителем своего
однокурсника Иосифа Джугашвили, которого Сан и привел в революционный
кружок. Сан спасал Сталина от преследования, предоставляя тому убежище в
своем селе. К революции Сан оказался в Харькове, где стал одним из
лидеров местных меньшевиков, активным деятелем оппозиции во времена
Донецкой республики. Любопытно, что лидеров ДКР меньшевик критиковал за
«сепаратизм», что не помешало ему после 1919 г. оказаться в Грузии и
активно бороться за ее независимость. В 1921-24 гг. Сан возглавлял
подпольный ЦК грузинских меньшевиков. Затем целиком и полностью ушел в
философию и историю. Написал глобальный трехтомник «История грузинской
мысли». Однако в октябре 1931 г. Сана расстреляли вместе с его тремя
братьями, а рукопись книги была уничтожена. До сего дня дошло лишь
несколько ее глав.




Хронология: 21 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий