19 окт. 2016 г.

Хронология: 19 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

6 октября 1917 г. (19 октября по новому стилю):


В Харькове, в здании Дворянского собрания, в 18.30 начался 2-й съезд
Советов Донецко-Криворожской области. Съезд должен был пройти еще в
конце августа, но был отложен из-за корниловского мятежа. По сравнению с
первым областным съездом этот зафиксировал резкий рост влияния в
регионе большевиков, ведомых Артемом. Они впервые оказались в
большинстве (правда, пока относительном): из 130 делегатов 47 были
большевиками, 41 —меньшевики, 34 —эсеры, 8 делегатов были беспартийными.
С резкой критикой своих оппонентов на съезде выступил будущий глава
Донецкой республики Артем-Сергеев, который заявил: «Я критикую
Областной комитет не за бездеятельность, а за деятельность, направленную
против рабочего класса. Комитет был канцелярией министерства труда».


А делегат от Юзово-Макеево-Петровского района обвинил обком в том, что тот занимался исключительно партийной работой: «В своей работе вел однобокую политику, рассылал рабочим литературу, восхвалявшую соглашателей Церетели и Чернова».
В итоге съезд избрал новый состав обкома, в который вошел и Артем.
Однако большевики, формально имея там большее представительство, не
получили контроля за комитетом и продолжали фактическую блокаду его
работы.


Место проведения 2-го съезда Советов Донецко-Криворожской области
Макеевский районный комитет РСДРП(б) отказался выполнять директову ЦК
партии о включении представителя Центра во главу списка кандидатов в
делегаты Учредительного собрания от местной организации. Вместо этого
макеевцы потребовали первым номером в списке поставить лидера ростовских
большевиков С. Васильченко, будущего наркома управления Донецкой республики, вторым номером – В. Бажанова, будущего главу ЮОСНХ, органа хозяйственного управления Донецкой республики.


19 октября 1918 г.:


Под Царицыном, после тяжелого поражения белой конницы в районе Садовой и Воропоново (см. http://kornilov.name/hronologiya-18-oktyabrya), продолжалось наступление красных войск. Сталин выслал распоряжение Колпакову, командиру боевого участка в районе Гумрака: «Товарищ
Колпаков, наши царицынские части пошли в наступление с Рынка на
Ерзовку…, прошли 6-8 верст, но под напором противника в количестве 700,
главным образом, кавалерии седьмого полка, наши части отступили,
продолжают отступать, могут покинуть Рынок. Торопитесь исполнить приказ,
данный Вам, установите связь с царицынскими частями и поддержите их».



В Царицыне похоронили погибшего накануне заместителя военного наркома Донецкой республики Николая Руднева. В газете «Солдат революции», издававшейся наркомом ДКР Борисом Магидовым, Сталин написал: «С
глубокой скорбью отмечаю герой­скую смерть товарища Руднева на славном
посту воина с контрреволюцией. Вечная память беззаветному воину
коммунизма. Месть беспощадная царским генералам и их
прихвостням-эсаулам».



В тот же день Сталина вновь отозвали из Царицына в Москву.


Оккупационными властями распущена Мариупольская городская Дума.


Австро-венгерские оккупационные войска вытеснили махновцев из Гуляй-поля.


Во Львове Украинская Народная рада провозгласила создание
Западно-Украинской народной республики (ЗУНР). Легитимность ее была
ничуть не выше легитимности Донецко-Криворожской республики, однако
события, связанные с историей ЗУНР в украинских учебниках вовсю
изучаются, а вот история ДКР всячески замалчивается.





Декретом Совнаркома РСФСР образована Автономная область немцев Поволжья (затем под названием АССР Немцев Поволжья существовала до августа 1941 г.).





19 октября 1919 г.:


9-я дивизия 13-й советской армии с частями Эстонской дивизии,
развивая контрнаступление, окружила Орел с трех сторон, в результате
чего в ночь на 20 октября белые вынуждены были оставить город. А конные
части Буденнного после упорного боя с конницей Шкуро, длившегося целый
день, вышли на восточные окраины Воронежа.


Ленин выступил с обращением «К красноармейцам», в котором заявил: «Товарищи
красноармейцы! Царские генералы – Юденич на севере, Деникин на юге –
еще раз напрягают силы, чтобы победить Советскую власть, чтобы
восстановить власть царя, помещиков и капиталистов… Мы твердо уверены в
нашей победе над Юденичем и Деникиным. не удастся им восстановить
царской и помещичьей власти. Не бывать этому! Крестьяне уже восстают в
тылу Деникина… Будемте же тверды, товарищи красноармейцы!»



Днепровская речная флотилия красных получила приказ: «Приказываю
вам, войдя в связь с Правобережной группой, выдвинуться дивизионом к
устью р. Десны и, не давая судам противника проникнуть в Десну,
обстрелять Киев, расходуя более бережливо снаряды».



Деникинские сводки становились все более тревожными и лаконичными: «В
Орловском районе. Наступление противника на Костомарово остановлено
нашей контратакой. Воронежский район. Упорные бои с превосходными силами
противника продолжаются».



Генерал В. Май-Маевский отбыл экстренным поездом из Харькова в Курск,
на подступах к которому разворачивались широкомасштабные бои.


Начальник харьковского гарнизона генерал Челюсткин под угрозой
дисциплинарного наказания приказал комндирам частей и воинских
подразделений деникинской армии прекатить выпас скота, принадлежащего
воинским частям, за пределами специально отведенного в Харькове места – с
конца Пушкинской улицы до Журавлевки.


3-й Корниловский ударный полк пригласил «всех инвалидов Корниловцев, как господ офицеров, так и ударников, явиться в полк, чтобы обеспечить и устроить их жизнь».





Архиепископ Харьковский Георгий (Ярошевский) получил от генерала Деникина ответ на приветственную телеграмму: «Сердечно
благодарю вас, владыко, за молитвы и привет. Верю, что с помощью Божией
исстрадвшийся русский народ скоро окончательно сбросит с себя
большевисткое иго. Деникин».



В Харькове состоялось ежегодное общее собрание Общества юридических и
экономических знаний при местном Университете. Заседание прошло под
председательством профессора Николая Палиенко, который предложил «выразить
глубочайшую благодарность нашей геройской армии и ее вождям,
самоотверженно спасающим русский народ от жесточайшей тирании и
совершающим великий подвиг восстановления и возрождения России». Он же
предложил почтить память «всех усопших доблестных организатров, вождей и
воинов нашей армии и всех общественных деятелей и граждан, замученных и
загубленных большевиками за свою преданность России».
Забавно,
что сей профессор неплохо затем устроился при Советах, стал академиком
АН УССР и был одним из авторов конституции советской Украины.


В деникинском Харькове состоялась акция в пользу санитарных
учреждений генерала Шкуро. С каждого увеселительного мероприятия,
проходившего в городе, перечислялась часть сборов в пользу этих
госпиталей. А сопровождалось все это вот такой вот креативной рекламой:





В пользу госпиталя генерала Шкуро в Харьковской общественной
библиотеке состоялся и концерт известного в Киеве цыганского скрипача,
профессора Киевской консерватории Михаила Эрденко. Концерты в честь деникинцев не помешали Эрденко стать позже заслуженным деятелем искусств РСФСР.


Михаил Эрденко
В Харькове на углу Рудаковского переулка примерно в 21.00 трое
вооруженных бандита ограбили крестьянина Г. Пододименко, отобрав у него
неплохую для крестьянина сумму – 185 тыс. рублей.


Белые части генерала Слащова начали наступление на Екатеринослав. Как писал генерал Деникин, «с 14 по 25 октября злополучный город трижды переходил из рук в руки, оставшись в конце концов за Махно».


На правый берег Днестра, контролировавшийся румынами, прибыл С.
Петлюра, который встретился там с представителями румынских властей,
передавших ему военное снаряжение и медикаменты.


19 октября 1920 г.:


Секретарь ЦК КП(б)У Косиор сообщил Екатеринославскому губкому партию о соглашении с махновцами:
«С Махно состоялось чисто военное соглашение о пропуске его отрядов в
тыл Врангеля. Для отдыха частей установлен определенный срок. Разрешено
Махно это время находиться в Старобельске, не нарушая ничем работы наших
органов. Наши задачи внутри отряда Махно остаются прежние – не
допускать общения наших частей с махновскими».



В ночь на 19 октября в Москве при обыске на квартире поэта Александра Кусикова чекисты арестовали и Сергея Есенина. Тот позже писал: «Так
все неожиданно и глупо вышло. Я уже собирался к 25 окт. выехать в
Петроград, и вдруг пришлось… очутиться в тюрьме ВЧК. Это меня как-то
огорошило, оскорбило, и мне долго пришлось выветриваться».



А. Кусиков, А. Мариенгоф и С. Есенин в 1919 году
19 октября 1962 г.:


В Донецке родился Дмитрий Владимирович Корнилов,
патриот Донбасса, журналист, публицист, педагог, замечательный человек,
мой родной брат. Его нет с нами уже 10 лет. Но каждая его мысль,
статья, очерк, пронизанные гордость и любовью к Донецкому
краю, продолжают быть актуальны как никогда. Я очень надеюсь на то, что
Донецк еще не раз вспомнит этого замечательного человека и наконец-то
увековечит память о нем, как он того заслуживает.


Дмитрий Корнилов умер в расцвете сил, когда ему еще не было 40
лет. Он умер как профессионал, как артист, умирающий на сцене. Когда уже
силы оставили его, умирая на моих руках, он постоянно повторял: «Я
должен допечатать 9 строк в статью…»


Он не допечатал эти девять строк. И так не довел до конца дело своей
жизни – книгу «Две Украины», которые он мечтал издать. К его 50-летию на
этом сайте мы запускаем проект «Две Украины».
Это – незаконченная книга Дмитрия Корнилова и целый ряд его статей,
которые, на мой взгляд, не теряют своей актуальности до сего дня. Думаю,
не потеряют актуальности и в дальнейшем. Потому что это – размышелния
об извечной борьбе – ментальной, духовной, идеологической, политической –
двух взглядов на судьбу территории, именуемой нынче Украиной, и людей,
которые ее населяют. Это – размышления о природе и сути Донбасса.




Хронология: 19 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий