18 окт. 2016 г.

Хронология: 18 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

6 октября 1885 г. (18 октября по новому стилю):


В Луганске родился Абрам Захарович Каменский.
Профессиональный революционер, большевик с 1905 г. Львиная доля его
жизни и карьеры связана с Луганском, где он стал правой рукой
Ворошилова. После 6-го съезда партии в 1917 г. публично заступился за
сильно критиковавшегося Сталина, после чего сблизился с ним и в течение
долгого времени считался доверенным лицом будущего «вождя народов».
Именно Каменский открыл исторический съезд в Харькове, провозгласивший
создание Донецко-Криворожской республики. В короткий «луганский период»
истории ДКР Каменский был наркомом государственного контроля республики.
Под Царицыным еще больше сблизился со Сталиным, который взял Каменского
на работу в Наркомат по делам национальностей. Сталин же использовал
Каменского для пропагандистской работы против Троцкого. Поразительно, но
человек, считавшийся другом Сталина и личным врагом Троцкого, в начале
1938 г. в итоге был расстрелян как троцкист. К сожалению, у меня нет
изображения Абрама Каменского, есть только фото его надгробной плиты на
Новодевичьем кладбище Москвы:




6 октября 1894 г. (18 октября по новому стилю):


В селе Варейки Ковенской губернии (ныне - Литва) в крестьянской польско-литовской семье родился Иосиф (Юозас) Михайлович Варейкис.
Уже с 19-летнего возраста – большевик. С 1917 г. – в Екатеринославе,
где работал токарем. Там был из бран в местный Совет, войдя в его
президиум. Участвовал в провозглашении Донецкой республики, секретарем
Донецко-Криворожского обкома (исполнительного органа ДКР), заместителем
наркома, а потом – и наркомом призрения республики. Затем где он только
не работал на хозяйственных и партийных должностях – в Симбирске,
Витебске, Баку, Киеве, Туркестане, Саратове, Воронеже, Сталинграде, на
Дальнем Востоке. Благодаря такой мобильности Варейкиса его имя сейчас
носят улицы многих городов бывших советских республик. С 1930 по 1937
гг. был членом ЦК ВКП(б). В 1937 г. арестован на основании показаний
другого деятеля ДКР – Яковлева-Эпштейна (см. http://kornilov.name/hronologiya-10-oktyabrya/). Расстрелян летом 1938 г.





5 октября 1917 г. (18 октября по новому стилю):


Правление Харьковского общества типографов и литографов нажаловалось
губернскому комиссару Временного правительства на захват частной
типографии Меркуловой в Ахтырке местным Советом. В письме говорилось: «Правление
полагает, что ни в каких дальнейших разъяснениях и комментариях
действия лиц, захвативших типографию, совершенно не нуждаются и считает,
что вы, господи комиссар, как представитель Временного правительства,
должны принять все меры к восстановлению нарушенных прав Л.П.
Меркуловой».



«Биржевые ведомости» сообщили: «Открылся съезд представителей
профессиональных союзов Донецкого бассейна и Криворожья. Решено
организовать единый профессиональный союз горнорабочих Юга России».



Кубанская казачья Рада провозгласила Кубанский край независимой казачьей республикой. Атаманом был избран А. Филимонов.


18 октября 1918 г.:


Сталин выслал телеграмму Ленину об успехе в деле обороны Царицына. После чего выехал в Москву.


Партизанский отряд ВЦИК под командованием наркома почт и телеграфов
Донецкой республики И. Кожевникова, двигаясь по тылам колчаковских
войск, занял Мензелинск (ныне
– Татарстан). Проводя по дороге мобилизацию, первоначально небольшой
отряд Кожевникова превратился в 10-тысячное войско, которое стало
именоваться «Красной партизанской армией».


В Москве на заседании 2-го съезда Компартии (большевиков) Украины
выступили представители с мест, среди которых оказался некий «тов.
Николай», якобы представлявший Харьковский подпольный областной комитет.
Трудно сказать, кто такой этот Николай и насколько он был вовлечен в
дела харьковского подполья, но, судя по его выступлению, он был слабо
знаком не только с подпольем, но и с Харьковом. Он заявил: «Харьков
номинально остался центром Донецко-Криворожского бассейна, но
фактически он от него оторван, и сам по себе бассейн плохо представлен.
Заводы почти не работаеют, и поэтому Харьковский комитет не имеет
прежнего значения».
А между тем Донецко-Криворожский областной
комитет продолжал функционировать и даже издавал подпольные листовки и
воззвания. Николай также заявил: «На днях выходит № 1 «Дон.-Кривбасс»".
В то время, как газеты с таким названием не выходило, зато вышло два
номера подпольного тиража газеты ДКР «Донецкий пролетарий», о чем тов.
Николай, похоже, не был в курсе.


18 октября 1919 г.:


В ночь на 18 октября командование ударной группы красных, совершенно
изолированной от основных сил, самостоятельно приняло решение
перенаправить свой основной удар на Орел.





Деникинская сводка за 18 октября сообщала: «В районе Орла
противник силою до 3 полков, наступавший на Плещеево, отброшен с
большими для него потерями. В районе Кромы упорные бои с превосходными
силами противника, между которыми обнаружено много латышей».



Генерал В. Май-Маевский принял харьковских журналистов, пояснив им ситуацию в Киеве: «Уже
вчера к вечеру весь город был очищен от красных, за исключением
некоторых предместий, из которых красные успешно выбиваются нашими
войсками. Я вполне понимаю то внимание, с которым общество следит за
ходом боев в районе Киеа, но нельзя преувеличивать их значения. С точки
зрения оперативной временный успех, который имели красные в Киеве, ни
больше, ни меньше, как частный эпизод, не оказавший никакого влияния на
положение фронта и не задержавший нашего успешного продвижения к Москве,
продолжающегося прежним темпом».
Генерал призвал создавать в тылу отряды самообороны для борьбы с большевистским «бандитизмом»: «Красные
вожди, чувствуя свое бессилие ударить по нашему фронту, ассигнуют
десятки миллионов на то, чтобы поднять восстания в нашем тылу… На ту же
цель работают немецкие и австрийские деньги, щедро рассыпаемые
петлюровцам… Имущие классы должны провести широкое самообложение для
организации таких отрядов самообороны».



В Харькове бастовали рабочие завода «Гельферих-Саде» и столярного
цеха завода Мельгозе. В первый конфликт вмешался лично генерал В.
Май-Маевский, пообещавший принять меры к его ликвидации. А по поводу
второго прозвучало заявление союза «Металлист» с призывом к рабочим
прекратить стачку.


Харьковский комендант полковник Ноздрачев выразил благодарность
местной парфюмерной фабрике «Густав Штырмер» за пожертвование ею в
пользу Добровольческой армии 480 кусков туалетного мыла и 240 коробок
зубного порошка.


Городская управа Харькова призвала предприятия увеличить ассигнования
на содержание центральных органов городской власти в 9 (!) раз по
сравнению с отчислениями 1917 года.


Конфузом обернулся широко разрекламированный съезд Союза городов Юга
России, который продолжался в Харькове. На второй день съезда
выяснилось, что на мероприятие прибыли руководители многих городов, но
руководства самого Союза не было, а потому некому было отчитываться о
работе этой структуры. Поэтому делегаты съезда постановили считать это
вовсе и не съездом, а «совещанием».


В очень неприглядную историю попал бывший городской голова Харькова, известный историк, украинист Дмитрий Багалей.
По его просьбе в газете «Новая Россия» было обнародовано его письмо по
поводу публикации в ростовской газете «Великая Россия», в которой
утверждалось следующее: «Академик Багалей позволил себе обратиться к вдове расстрелянного чрезвычайкой проф. Флоринского
с письмом на украинской мове, в котором он потребовал от нее в
3-дневный срок продать библиотеку покойного Украинской Академии, угрожая
в противном случае отобрать от нее охранный лист. Это при
большевиках-то!»
Самое поразительное, что Багалей в своем
ответе фактически… подтвердил факт наличия такого письма! Но заявил, что
подписал его как и.о. председателя комитета для создания Национальной
библиотеки Украины. А происхождение письма объяснил стремлением спасти
уникальную библиотеку расстрелянного профессора.


Тимофей Флоринский
Руководство Харьковского института благородных девиц призвало харьковцев «жертвовать
кровати, посуду, книги, электрические лампочки институту, который был
создан харьковским обществом более 100 лет назад и теперь после
большевистского разгрома во всем нуждается».



В Харькве произошел редкий для периода войны случай. В городе была
издана книга по искусству! Автором ее стал известный харьковский
византолог, музеевед Федор Шмит,
а называлась книга «Искусство, его психология, его стилистика, его
эволюция». Харьковский профессор Е. Кагаров, обозревая книжную новинку,
писал: «Перед нами книга весьма оригинальная, в некоторых своих
частях даже парадоксальная… Проф. Шмит верит в непререкаемую силу
законов, управляющих судьбами народов, в неотразимую причинность
событий. История, по убеждению автора, подчинена таким же строгим и
точным законам, как и биология. Историк достигнет способности предвидеть
будущее, как только добьется познания законов бытия человества в
прошлом».



Книги Федора Шмита
После длительных интригующих объявлениях о намерении некоего «Кривого Джимми» перебраться из Киева (см. http://kornilov.name/hronologiya-1-oktyabrya/)
в Харькове в театре на ул. Московской, 20 открылась «Первая Джиммиада» –
представления некогда популярного киевского театра «Кривой Джимми». В
составе харьковского «Джимми» выступали его создатель, известный поэт и
драматург Николай Агнивцев, популярный артист Иван Вольский (кстати, дед советской актрисы Ольги Волковой), бывший ведущий артист Литейного театра Григорий Ермолов.





Харьковский публицист, член ОСВАГа Николай Кнорринг опубликовал
отчет о выставке ОСВАГа, прошедшей накануне в Ростове и о
представленности там харьковского отделения. По словам автора, на
Харьков уходили основные расходы ОСВАГа: по состоянию на 14 сентября
тамошнее отделение получило ок. 6 млн. рубелй, в то время как Донское
отделение – 4,5 млн., на Кубанское – 4 млн. и т.д. Кнорринг уж слишком
образно описывал результаты работы ОСВАГа, заявив, что, если только
выпущенные плакаты положить на дороге, то можно будет пройти половину
пути от Москвы до Ростова, а если сложить их кипой, то она чуток не
дотянет до Эйфеловой башни. Кнорринг писал: «По некоторым
наблюдениям, можно даже установить к Харькову со стороны Ростова долю
ревности. По таблицам было прекрасно видно, какое большое место занимает
Харьков в ряду других отделений Отдела. До знаятия Харькова
добровольцами, Ростов превалировал, как культурный центр, со включением
же в сеть отделений Харькова, последний со своими научными и культурными
силами, сразу занял первое место».



Плакат Харьковского ОСВАГа
Одновременно харьковские пропагандисты объявили об учреждении в
Ростове «Всероссийского военно-исторического музея освободительной от
большевиков войны» и призвали местных художников к активному
сотрудничеству с этим музеем. Заявки на участие в проекте надо было
отправлять в Ростов, на ул. Казанскую, 42.


В харьковской белогвардейской газете «Новая Россия» напечатана статья
известного российского публициста, кадета, сотрудника ОСВАГа Петра Рысса. Статья называлась «Политика фактов» и посвящалась впадению в крайность белого общества: «Мы
наблюдаем печальное недоразумение, которое грозит России бесконечной
смутой. Вопреки исторической неизбежности, в стране чрезмерно
развивается та «правизна», которая толкает родину к старой, казалось –
изжитой, утопии. Эта правизна наблюдается в руководящих кругах общества,
в интеллигенции, и мозг страны вновь оказывается оторванным от тела, от
народа… Сколько бы отрицательного и отталкивающего не было в революции,
– несомненно, что одно дала она народу: сознание, что он – народ –
имеет право на устроение своей судьбы. И потому: если не последует
признания и узаконения новых фактов, – смуте не видно бдует конца.
Мужество Добровольческой армии и таланты ее вождей объединят Россию, как
физическое тело. Но необходимо единство духовное, и тут уже общество
играет первенствующую роль».



В связи с продолжавшимися еврейскими погромами в Киеве и его
окрестностях, в связи со страшными слухами о погромах в Фастове,
харьковский профессор В. Даватц
опубликовал в «Новой России» статью «Когда мы, мертвые, воскреснем». В
статье он написал о том, что живет в одной квартире с еврейской семьей и
периодически играет с ее трехлетним мальчиком Борей. А в это время в
соседней комнате родители Бори постоянно плачут, думая о том, что
происходит с их родственниками в Фастове: «Я играю с маленьким
Борей, и сидит он у меня на коленях, и я рисую ему домики, гусей и
собак… А там, за соседней стеной я слышу сдавленные рыдания: «Что в
Фастове? Где же они? Где же они?» И хочется, как раньше, прийти к ним со
свежим номером газеты, поделиться радостью последней победы над
большевиками…, – но я могу об этом говорить только с Борей. Он не
поднимет на меня своих печальных глаз и не спросит в упор: «Что в
Фастове? Где они?» Я буду играть с ним по-прежнему. Рисовать домики,
гусей и собак. Он не будет задавать мне тяжелых вопросов».



Главноначальствующий Новороссийской Области генерал Н. Шиллинг издал
обязательное постановление о запрете продаж спиртного крепостью выше 15
градусов. И начался сбор «вещественных доказательств» по селам вокруг Одессы…


18 октября 1920 г.:


В Харькове с большой помпой под председательством Г. Петровского
открылся 1-й Всеукраинский съезд «комнезамов» (комитетов незаможних
селян). Съезд, собравший более тысячи делегатов, постановил
ликвидировать не только помещиков, но и кулачество.


18 октября 1921 г.:


ВЦИК принял постановление о создании Крымской Автономной ССР (в составе РСФСР, разумеется).


Герб Крымской АССР


Хронология: 18 октября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий