7 июн. 2016 г.

Хронология: 7 июня | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

25 мая 1917 г. (7 июня по новому стилю):

Состоялось первое заседание новоизбранного Харьковского комитета РСДРП(б) во главе с Суриком. Принято решение провести «митинг-протест с демонстрацией против приговора над т. Фридрихом Адлером».



Фридрих Адлер, из-за которого в 17-м митинговал Харьков

Представители рабочих и служащих харьковского завода ВЭК приняли обращение:
«В последнее время все чаще и чаще с разных сторон стали раздаваться
призывы к спасению русской промышленности во имя блага революции… Мы,
рабочие и служащие, для которых очевидно лицемерное поведение господ
капиталистов, укрывающихся именем блага революции, – для которых ясно,
что вся шумиха ими поднята не столь для спасения промышленности вообще,
сколько для отстаивания интересов своего кармана, – мы категорически
опровергаем обвинения нас в «чрезмерных» требованиях».


В Екатеринославском городском саду состолся 4-тысячный митинг рабочих
и солдат, который заслушав прибывшего из Петрограда большевика
Елманова, постановил «бойкотировать местные буржуазные газеты» и послать
в фонд газеты «Правда» 70 рублей.

7 июня 1918 г.:

Сталин послал свою первую телеграмму Ленину из Царицына, куда будущий вождь СССР приехал накануне: «Несмотря на неразбериху во всех сферах хозяйственной жизни, все же можно навести порядок». Кстати,
на самом деле, телеграмму эту Сталин послал еще вечером в день своего
приезда, то есть 6 июня (если быть точным – в 20 часов 13 минут), но во
все учебники истории и биографии Сталина вошла дата получения этой
телеграммы в Кремле – ну, так тому и быть…

Ворошилов так вспоминал первые дни пребывания Сталина в Царицыне: «Он
застает невероятный хаос не только в советских, профессиональных и
партийных организациях, но еще большую путаницу и неразбериху в органах
военного командования. Товарищ Сталин на каждом шагу наталкивается на
препятствия общего характера, мешающие ему выполнить его прямую задачу».
Напомним, сам Ворошилов в это время руководил войсками
Донецкой республики в районе ст. Чир, пытаясь восстановить разрушенный
мост через Дон для воссоединения с Царицыном.

На момент прибытия Сталина в Царицын гарнизон этого города составлял
не более 4 тыс. человек. Можно себе представить в этой связи, как важен
был для него приход почти 30 тыс. бойцов Донецкой республики, которые
оказались отрезанными от Царицына взорванным мостом через Дон.

После приезда Сталина в Царицын начинается один из самых загадочных и
трудноисследуемых периодов в биографии лидера Донецкой республики
Артема-Сергеева. Так получается, что благодаря документам охранки и
судебных процессов над ним мы гораздо лучше знаем о подпольной
деятельности Артема вплоть до его эмиграции, чем о двух месяцах
пребывания на Северном Кавказе, куда Артем был послан (якобы Сталиным)
для организации снабжения Царицына продовольствием и материалами.
Единственный источник для изучения этого периода – воспоминания Евгения
Кустоляна, написанные тем весной 1936 г., за год до его расстрела (см. http://kornilov.name/hronologiya-29-maya/).
Кустолян был в поездке с Артемом по пылающему мятежами Кавказу в
качестве ординарца и руководителя охраны, описал довольно любопытный
маршрут вояжа, но явно напутал с рядом дат и деталей, поэтому сложно
судить о достоверности некоторых из них. Так, он в своих мемуарах пишет,
что Артем выехал из Царицына в Петровск-Порт (ныне – Махачкала) еще
весной, но при этом однозначно указывает, что случилось это после
прибытия Сталина в Царицын и общения Артема с ним. Учитывая этот факт,
можно предположить, что поездка началась примерно 7 июня (исходя из этой
даты, и будем рассчитывать дальнейший маршрут лидера ДКР). Кустолян
указывает, что Артем приехал в Петровск-Порт после подавления там мятежа
– видимо, имеется в виду мятеж Нажмудина Гоцинского.



Нажмудин Гоцинский
7 июня 1920 г.:

В Луганске состоялось заседание Донецкого губернского исполкома под
председательством Артема-Сергеева. Присутствовал еще один бывший нарком
ДКР – Борис Магидов. Вновь рассматривался призыв центрального
руководства советской Украины перенести столицу Донецкой губернии из
Луганска в Бахмут. И вновь представители губернской власти
ходатайствовали о сохранении столицы в Луганске, мотивируя это наличием
там пролетарской базы, необходимой для работы большевиков. «Губернским Центром считать г. Луганск и принять срочные неотложные меры к исправлению всех разрушенных зданий»,
– гласило решение исполкома. И вновь-таки была повторена просьба
присоединить к Донецкой губернии Миллерово. Споры о том, где же должна
быть столица Донецкой губернии (а позже – области), продолжались
довольно долго. Несмотря на попытки Артема сохранить столицу в Луганске,
центральные власти вынудили-таки местные органы власти перебраться в
Бахмут (ныне – Артемовск). Во многом споры между Бахмутом, Луганском и
Краматорском в итоге привели к «компромиссному» решению – столицей
Донецкой области был избран Сталино (ныне – Донецк).

При поддержке десанта генерала Слащева в Донбассе войска генерала
Врангеля при поддержке танков перешли в наступление в районе Перекопа.

7 июня 1921 г.:

Под председательством одного из активных деятелей ДКР Исаака Шварца в
Москве состоялось заседание президиума ЦК Всероссийского союза
горнорабочих. Председатель союза Артем-Сергеев на заседание слегка
опоздал. Докладчиком же по вопросу положения Донбасса выступал бывший
лидер ЮОСНХ (хозяйственного органа управления ДКР) Василий Бажанов.
Таким образом, под крылом Артема в Москве постепенно собирался актив
Донецкой республики образца 1918 года.



Исаак Шварц


Хронология: 7 июня | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий