26 июн. 2016 г.

Хронология: 26 июня | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

13 июня 1905 г. (26 июня по новому стилю):


Примерно в это время в Харькове социал-демократы в подполье начали
подготовку к однодневной предупредительной забастовке. Активное участие в
подготовке принимал будущий лидер Донецкой республики Артем-Сергеев.
Позже ветеран партии Болтенко вспоминал: «В июне месяце 1905 г.
между 10-15 числами по постановлению комитета большевиков решили
испробовать свои силы и устроить однодневную политическую забастовку на
всех заводах и фабриках г. Харькова. Сбор был назначен в коммуне на
Корсиковской ул. Т. Артем дал инструктивные указания, как действовать.
Собиралось нас около 20 человек. Собравшихся разделили на две группы.
Одна группа во главе с т. Остапенко была направлена на ХПЗ, а вторая во
главе с т. Артемом на завод Гельферих-Саде…»





13 июня 1907 г. (26 июня по новому стилю):


В центре Тифлиса на Эриванской площади произошло одно из самых дерзких политических ограблений в истории России – т.н. Тифлисская экспроприация. На протяжении многих лет ходили и ходят слухи о причастности Сталина к этому ограблению.


Место совершения Тифлисской экспроприации
26 июня 1918 г.:


Лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев, встретившись накануне в Армавире с А. Шляпниковым (см. http://kornilov.name/hronologiya-25-iyunya), поехал с тем обратно во Владикавказ. Сопровождавший Артема Е. Кустолян писал: «Обратно
мы возвращались уже вместе с поездом Шляпинкова, который имел при себе
отряд в 150 штыков, преимущественно из китайцев. Решено было, что…
Шляпников будет продолжать договариваться с горцами о восстановлении
железнодорожного пути от Грозного до Петровск-Порта, в то время как
Артем займется организацией водного пути по Тереку».
Однако уже на следующй день Артем со товарищи столкнулся с мятежом.


26 июня 1919 г.:


Состоялся ожесточенный бой красных и деникинцев под Новомсковском с
использованием большого количества бронетехники. В бою был ранен
создатель броневых войск Донецкой республики А. Селявкин. Позже за это
сражение он получил орден Красного Знамени.





Харьковский преподаватель и активист кадетской партии Владимир Даватц,
ставший во время деникинского правления главным редактором газеты
«Новая Россия», опубликовал статью «Наш долг», содержавшую пылкие
призывы бороться против большевиков и поддержать Деникина. Статья
гласила: «Мы не должны оставлять одинокими пионеров этого
русского ренессанса. Мы должны идти к ним на помощь – деньгами, людьми,
нашим опытом, нашими знаниями».



Владимир Даватц
В Харькове на Соборной площади в полдень состоялся парад деникинских
войск, который принимал генерал Май-Маевский. Вот как описывала это
событие местная пресса: «К 12 часам дня все тротуары и
прилегающие улицы были буквально переполнены народом, желающим
присутствовать на параде. На окнах пассажа, присутственных мест и
ближайших домов равно как и на крышах предсоборных построек также
расположились группы граждан. Войска были построены в каре, среди
которого возле входа в присутственные места разместились броневики (в их
числе захваченный от большевиков броневик «Артем», ныне переименованный в «полковника Туцевича»)».

Состоялся молебен, после которого генерал Май-Маевский выступил с
приветствием харьковцам. Выступление прерывалось неоднократным «Ура!».


Генерал Май-Маевский принимает парад в Харькове
К вечеру в Харьков прибыл генерал А. Шкуро. Ему была устроена
торжественная встреча на вокзале. Там же он обратился к толпе с речью:
«Я твердо надеюсь, что под покровом Русской Армии снова воскреснет
родная Россия, и будет славной, единой, великой». Шкуро поселился в
гостинице «Метрополь», возле которой вновь его заставили выступить перед
публикой.


В тот же день автомобилем в Харьков прибыл полковник Барковский,
который был назначен начальником продовольственной частью. Барковский
был героем первой мировой войны, затем успел послужить у гетмана
Скоропадского в незалежной Украине, а потом перебежал к Деникину.


Приказом № 1 только что назначенный комендант Харькова генерал-майор
А. Шевченко ввел в городе комендантский час и запретил распитие спиртных
напитков. Судя по подробным описаниям кутежей, которые начались в белом
Харькове и которые, по мнению многих белых мемуаристов, стали началом
разложения деникинской армии, последний пункт приказа особенно никем не
соблюдался.





Деникинские власти Харькова разъяснили порядок хождения денежных знаков на занятых территориях: «Приему
на общих основаниях подлежат кредитные билеты общегосударственного
образца, керенки, хотя бы и бледной окраски. На территории бывшей
Украйны и Крыма обязательны к приему и обмену и украинские гривны».
Бывшая Украйна могла вздохнуть спокойно…


На Николаевской площади Харькова начался сбор табака, папирос и пожертвований на табак для солдат Добровольческой армии.


Все театры Харькова в первый день после занятия деникинцами были
закрыты. Работал лишь синематограф «Миньон» (на Екатеринославской улице,
1), где оперативно среагировали на изменение политической конъюнктуры и
начали крутить фильму «1613 год, или Воцарение дома Романовых».


А в это время известный всему Харькову артист Борис Глаголин был
арестован на улице. Деникинцы вменили ему в вину «активную причастность
к большевистскому движению». Следствие было недолгим, и Галголина
вскоре выпустили. Однако в августе его вновь ожидал арест и
военно-полевой суд, который едва не приговорил артиста к расстрелу.


Борис Глаголин
26 июня 1923 г.:


На пленуме ЦК РКП(б) разгорелись бурные дебаты о тексте первой
Конституции СССР.  Главным докладчиком был И. Сталин. Его главным
оппонентом выступил председатель Совнаркома Украины Х. Раковский,
настаивавший на большей автономии республик. Он доказывал, что рабочему
классу вообще Конституция не нужна. Сталин обвинил оппонента в
сепаратизме. Это стало началом конца для Раковского, который буквально
через несколько дней был снят со своего поста и отправлен в Англию.




Хронология: 26 июня | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий