15 нояб. 2016 г.

Хронология: 15 ноября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

2 ноября 1917 г. (15 ноября по новому стилю):


В Харькове благодаря усилиям Артема-Сергеева выпущен первый номер
большевистской газеты «Донецкий пролетарий», ставшей важным инструментом
подготовки общественного мнения к провозглашению Донецко-Криворожской
республики. В общей сложности вплоть до немецкой оккупации вышло 114
номером газеты средним тиражом 15-25 тыс. экземпляров – довольно
солидный тираж для региона. В редакцию вошли многие деятели будущей ДКР –
Жаков, Сурик, Семен (Шварц). За связи редакции с партийными агитаторами
отвечал будущий нарком финансов ДКР Межлаук. Но основную нагрузку по
организации редакционной работы вели прибывшие из Ростова Васильченко,
Жаков и Филов, будущие наркомы Донецкой республики.







В своем первом обращении к читателям редакция «ДП» сообщала: «После
долгих недель вынужденного молчания наше слово может вновь пройти
рабочие кварталы и солдатские казармы, будить в них живую мысль и живое
дело. В грозный час, «двенадцатый час» истории, час решительной схватки с
империалистической сворой корниловцев – Керенским, Калединым, Родзянко,
Рябушинским и К° – мы выпускаем в свет по воле рабочих, солдат и
крестьян Донецко-Криворожского бассейна рабочую газету «Донецкий
пролетарий». Разрешение неизмеримо неотложных и трудных задач – задач
революции – предстоит нам в нашей «последней» борьбе. В этой борьбы мы
должны
 быть едины и тогда мы будем непобедимы».


В первом же номере «Донецкого пролетария» ставилась задача перед харьковским пролетариатом: «Ближайшая задача харьковских рабочих – привести и Харьков к общероссийскому знаменателю».


В том же номере большевики опубликовали инструкцию «Что должны
сделать харьковские рабочие и солдаты немедленно», в которой, помимо
общих лозунгов о передаче власти Советам, содержался призыв «добиться разорения всех контрреволюционных гнезд, расположенных вокруг Харькова»
(среди основных «гнезд» значилось Чугуевское юнкерское училище).
Учитывая сегодняшнюю трактовку слова «комиссар», забавно среди пунктов
задач читать: «Требовать ареста бывших комиссаров, разгона контрреволюционных комитетов и ареста их руководителей». Ясно, что речь шла о бывших комиссарах Временного правительства.


В Харькове в 19.00 в клубе «Знание» состоялось общее собрание Военной
организации большевиков, на котором был обсужден вопрос захвата власти в
городе.


В это же время Киевский Совет постановил созвать 1-й Всеукраинский
съезд Советов в противовес Центральной Раде. Данное решение сыграло
потом значительную роль в судьбе Донецкой республики, поскольку этот
съезд был сорван в Киеве и переместился в Харьков в тот самый момент,
когда там готовились провозглашать Донецко-Криворожскую республику, чем в
итоге планы создания ДКР были отложены.


За подписью Ленина и Сталина принята Декларация прав народов России, которой провозглашалось «право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».





В Новочеркасске генерал М. Алексеев объявил о начале формирования
«Алексеевской организации», вскоре ставшей Добровольческой армией. При
этом в тот же день Донской атаман П. Каледин в частной беседе попросил
генерала «перенести алексеевское формирование за пределы Донской
области».


15 ноября 1918 г.:


В связи с полным разложением Вольской дивизии, которая пыталась
поднять мятеж в районе Царицына, Ворошилов направил вместо нее на
северный участок своего фронта под Камышин Уральскую дивизию.
Одновременно он написал командиру камышинского участка Антонюку: «По
обстановке вся ваша армия должна перейти в наступление. Главная задача
ложится на вашу армию, так как она самая сильная. Прошу использовать
весь ваш авторитет для поднятия настроения».



В бою под Желновкой был тяжело ранен советский комбриг Рудольф
Сиверс, активный участник обороны Донецкой республики от немецких
оккупантов. Спустя несколько недель от полученных ран Сиверс скончался.


Советские информагентства распространили сообщение о полном разложении немецких войск на оккупированных территориях Юга России: «В
Екатеринославе, Харькове и Полтаве идут выборы представителей от
воинских частей: на большевистско-украинском фронте начались выборы
солдатских депутатов. Во многих пехотных частях над некоторыми
помещениями вывешены красные флаги».



На улицах Киева появилось обращение созданной накануне петлюровской
Директории. В документе гетман Скоропадский обвинялся в измене и в
намерении ликвидировать независимость Украины.


Польская армия создала группу войск «Восток» для операций против
галичан. Одновременно поляки на автомобилях ворвались в северные
кварталы Львова, продолжив уличные бои с украинцами.


В Крыму сформировано Краевое правительство во главе с кадетом, бывшим депутатом Государственной Думы Соломоном Крымом.


Соломон Крым
15 ноября 1919 г.:


Судя по воспоминаниям Елизаветы Репельской-Сергеевой (жены лидера
Донецкой республики Ф. Артема-Сергеева), примерно в середине ноября
Ленин пообщался с Артемом. Лидер ДКР еще окончательно не выздоровел
после тяжелой формы перенесенного им возвратного тифа, вместе с женой он
тогда проживал в гостинице «Националь». На этой фотографии, сделанной
где-то в середине осени 19-го, похоже, Артем еще находится на начальной
стадии выздоровления:


Артем осенью 1919 г.
Репельская так описывает разговор Артема с Лениным: «Артем еще не был
здоров, когда вечером к нам позвонил Владимир Ильич. Он справился о
здоровье Артема, который, конечно, ответил, что совершенно здоров. После
небольшого раздумья Ленин сказал: «Хорошо бы Вам поехать в Башкирию,
там создалась очень сложная обстановка» – «Когда ехать?» – спросил Артем
– «Но говорят, вы больны?» – сомневаясь, переспросил Ленин. - «Владимир
Ильич, когда нужно ехать? Я готов», – повторил Артем. – Ну, тогда
узнайте, когда товарищ Фомин
может подготовить поезд – и езжайте, пожалуйста». Я, конечно,
встревожилась: как он поедет, еще оправившись от возвратного тифа? «А ты
подумай, мог ли я ответить иначе, если Ильич говорит, что он долго
думал, кого бы послать в Башкирию, где создалась сложная обстановка, и
решил, что хорошо бы меня. Если я поеду, тогда он сможет снять с себя
этот вопрос». Да, конечно, Артем иначе ответить не мог».


Командование 8-й советской армии отдало приказ о начале масштабной
наступательной операции против деникинцев, целью которой было отрезать
Донскую армию от переправ через Дон у Лисок.


Одновременно, дождавшись некоторого стихания жуткой снежной бури,
начал наступление Буденный, уже с утра занявший станцию Суковкино. Здесь
Буденный по прямому телеграфному проводу вызвал к аппарату начальника
штаба корпуса Шкуро и, представившись начальником белогвардейской
дивизии, запросил срочно отправить со ст. Касторное два бронепоезда и
пехотный полк. Якобы эта просьба была выполнена, благодаря чему белые
резко ослабили оборону Касторной.


Деникинская сводка за 15 ноября сообщала: «Упорные бои в
районе ст. Касторное продолжаются… Наше наступление на Щигры успешно
развивается… В бою за Рогозна, что в 3 верстах юго-восточнее Дмитриева,
нами взято 3 вполне исправных орудия, которые тотчас же были обращены
против красных. К юго-западу от Дмитриева блестящей конной контратакой
наши части отбросили наступавшего противника на Красную Слободу… Под
давлением превосходных сил противника наши передовые части оставили
город Глухов».



В честь прибывшего в Харьков представителя британской военной миссии генерала Бриггса (см. http://kornilov.name/hronologiya-14-noyabrya)
в 11.00 на Николаевской площади состоялся военный парад. Англичанин
выразил благодарность войскам «за бодрый вид и блестящий порядок». В
17.00 в Харьковском коммерческом клубе состоялся очередной банкет в
честь англичанина. На банкете присутствовало 200 представителей местных
общественных организаций. В пространном тосте, произнесенным Бриггсом,
гость особо остановился на национальном вопросе, призвав «не
подражать в отношении еврейского населения политике Петлюры, который,
преследуя свои авантюристические цели, не борется с эксцессами против
еврейского населения».
Затем Бриггс покинул Харьков, пообещав
передать добрые слова харьковцев своему королю. Покинул, чтобы никогда
больше туда не вернуться…


В честь открытия совещания кадетской партии в Харькове лидер партии
кадетов Павел Долгоруков, прибывший в город накануне, так объяснил цель
данного собрания местной прессе: «Мы должны стремиться создать
из партии мощный рычаг и сплоченность, которая теперь при крайне тяжелых
условиях не дала бы ей распылиться. Надо всячески поддерживать и
развивать партийные организации и ячейку, имелся в виду как будущую
партийную политическую деятельность, так и необходимое ныне сплочение
общества и населения для работы над национальными задачами строения
государства, устроения тыла и помощи фронту».



В Ростове официально объявлено о назначении харьковского инженера,
руководителя Совета съездов горнопромышленников Юга России Александра
Фенина управляющим ведомства торговли и промышленности при Деникинском
Особом совещании.


В Харькове был организован очередной День Добровольческой армии,
когда все увеселительные заведения обязались перечислить свою выручку на
покупку теплых вещей для деникинцев. Каждый патриот белого дела,
согласно призывам организаторов Дня, должен был посетить «театры,
кинотеатры, театры-подвалы, кафе, рестораны». Такой себе увеселительный
патриотизм…


Харьковские деникинские власти вынуждены были признать серьезные
проблемы со сбором денежных средств на содержание городской стражи.
Несмотря на масштабную кампанию и обязательность обложения, власти
объявили, что

деньги внесли лишь четыре домовладельца.


В Харькове похоронен Федор Федорович фон дер-Лауниц, бывший
штаб-ротмистр лейб-гвардии Гусарского полка. Он был накануне убит в
Полтаве.


Благополучно завершилось приключенческое путешествие делегации,
посланной аптекарскими фирмами Харькова в Константинополь для закупки
для местных аптек необходимых медикаментов. Делегацию возглавил
заведующий городской химической лабораторией Я. Зильбер. Бедные
фармацевты не подозревали, что на русские рубли, когда-то имевшие
хождение по всему миру, в Константинополе уже ничего купить было нельзя.
Мало того, уже прибыв в турецкий город и пытаясь где-то обменять рубли,
они выяснили, что российская валюта запрещена к ввозу в Турцию. В итоге
три члена делегации, включая самого Зильбера, были арестованы. И лишь
вмешательство российского консула и известного харьковского
предпринимателя П. Рыжова (того самого, который владел особняком,
известным харьковчанам как Дом архитектора) вызволили незадачливых фармацевтов из кутузки. Деньги были каким-то образом обменяны и медикаменты закуплены.


В харьковской белогвардейской газете «Новая Россия» под заголовком
«Непонятное» опубликован грустный фельетон, ярко иллюстрирующий
проблемы, вызванные жуткой инфляцией в годы войны. Мальчик, решающий
арифметическую задачу, никак не мог понять, что такое гривенник и блин,
поскольку никогда в сознательном возрасте не видел ни того, ни другого. А
в конце концов, решил, что задача никак не может сойтись, так как «в ответе сказано – восемь копеек десяток (яблок), а в лавочке за пять рублей одно дают, да и то кислое».


В связи с очередной утерей Екатеринослава Деникин уволил местного губернатора С. Щетинина.


Петлюра в Каменце-Подольском накануне его сдачи полякам провел
последнее заседание своей Директории, члены которой сбежали за границу.


15 ноября 1920 г.:


Советские войска заняли Севастополь. Командарм 4-й армии Лазаревич доложил в штаб: «При
занятии Феодосии оставшиеся части противника добровольно сложили
оружие. Среди захваченных частей и учреждений – 100 человек офицеров,
пулеметчиков инструкторских курсов… В городе осталась могучая
радиостанция и экспедиция по изготовлению бумажных денег в полной
исправности… Сегодня с рассветом с рейда Феодосии уплыл в море 1
миноносец, 4 транспортных суда с войсками противника. Имеются сведения,
что означенные суда за недостатком угля не имеют возможности двигаться
далее 50-100 верст».



В районе 14.00 десятки кораблей с Русской армией Врангеля и массой эвакуируемых покинули Ялту. «Уходили мы из Крыма…»


Врангелевские корабли покидают Крым
15 ноября 1937 г.:


В Москве по обвинению в участии в военном заговоре арестован бывший харьковский эсер, бывший нарком торговли Туркестана Всеволод Черневский.
В период Донецкой республики он принимал живое участие в выработке
позиции эсеров в отношении ДКР. Харьковские эсеры в феврале 1918 г.
приняли именно резолюцию Черневского, которая гласила: «Донецкая
республика может быть автономной внутри федеративной единицы, для нас
не обязательно объединение национальности в одну территориальную
единицу. В автономной области (Донецкой республике) национальную жизнь
мы сможем осуществлять согласно нашей программе».





Хронология: 15 ноября | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий