5 июл. 2016 г.

Хронология: 5 июля | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

22 июня 1917 г. (5 июля по новому стилю):


Военная организация Екатеринославского комитета РСДРП(б) рассмотрела
неотложный вопрос: проходившие через город маршевые роты обратились к
большевикам с просьбой одолжить красное знамя при проводах на станции.
Было принято решение: «Просьбу маршевых рот удовлетворить».


5 июля 1918 г.:


Примерно в эти дни лидер Донецкой республики Ф. Артем-Сергеев,
который, находясь на Северном Кавказе, пытался организовать снабжение
Царицына продовольствием, выдвинул план строительства железнодорожной
ветки от Кизляра до Брянской пристани. А поскольку необходимые
специалисты и техника находились на постройке Черноморской железной
дороги, он направился за ними в Туапсе. Сопровождавший его Е. Кустолян
писал: «С небольшой летучкой, с малым отрядом, всего с одним
трехдюймовым орудием мы отправляемся в Туапсе. Путь лежал по железной
дороге, которая проходила возле восставших станиц, а от Моздока до
Туапсе вообще был неизвестен. Никто не знал, есть ли там
контрреволюционные банды или нет».







В
Москве состоялся 1-й съезд Компартии Украины, который был дружно
проигнорирван представителями Харьковской губернии и Донбасса. Тем не
менее 32 голосами против 12 была принята резолюция «По организационному
вопросу», которая обязывала не только включить в КПУ
Донецко-Криворожский обком, но и раздробить его на Харьковский и
Екатеринославский. Н. Скрыпник протолкнул формулировку:
«Отдельные областные бюро, организовавшиеся в России для работы на
Украине, и партийные комитеты отдельных областей, действующие вне
пределов Украины, распускаются, и все дела их передаются ЦК КПУ; все их
работники поступают в распоряжение ЦК КПУ для посылки на партийную
работу на Украине или для работы в Заграничном бюро КПУ. Областные
партийные комитеты никаких заграничных представительств или бюро или
вообще каких-либо агентов в России не имеют и сносятся с ЦК РКП и с
советскими властями в России через ЦК КПУ и через Заграничное бюро КПУ».



5 июля 1919 г.:


В районе 12.30 на Харьковский вокзал прибыл генерал Деникин, который
был встречен большой толпой. Через Екатеринославскую улицу и Павловскую
площадь он проехал на автомобиле на Соборную площадь, где архиепископом
Тихоном был отслужен молебен, после которого Деникин принял парад своих
войск (за полторы недели пребывания в Харькове деникинцев они провели
столько парадов, сколько харьковцы не видели за всю свою жизнь). В
параде приняли участие два броневика – «Полковник Войналович» и
«Россия». По призыву городского головы Харькова Н. Салтыкова утром
учреждения и учебные заведения города были закрыты с тем, чтобы
сотрудники и учащиеся смогли лично поприветствовать генерала.


Харьковцы встречают генерала Деникина
В 14.45 Деникин прибыл в здание городской Думы, где состоялся прием
общественных депутаций и иностранных дипломатов (были представлены США,
Франция, Англия, Бельгия, Швейцария, Польша). Состоялся обмен пышными
речами и приветствиями. Кстати, среди тех, кто приветствовал Деникина,
был и местный прокурор А. Ющенко. Самую яркую речь сказал глава
горнопромышленников Н. фон Дитмар (это было чуть ли не последнее
публичное его выступление), сказавший: «Честно и грозно, через
великие испытания, при нечеловеческих страданиях, при сверхчеловеческих
подвигах, несли вы свое знамя и водрузили его теперь здесь, на первой
станции большой Московской дороги. На этом вашем знамени написано слово,
которое одни повергает в страх и ужас, других в страх и радость. Это
слово – «Россия». С вами, носителями этого знамени, наши сердца, наши
помыслы, вместе с вашими высокими деяниями будет наша работа».
Только как «Верховным Вождем» называл Деникина проректор Харьковского университета профессор Т. Кравец
(это не помешало ему получить орден Ленина в СССР). Кстати, выступавших
разбавили и представителем «сознательных рабочих» с ХПЗ С. Наливайко,
который поблагодарил генерала «за возвращение рабочим действительной
свободы». В ответ Деникин заявил: «Господа! С глубоким волнением
выслушиваю я ваши приветствия старорусского города Харькова, одного из
старых центров Великой России».
После этого под гром оваций генерал публично объявил, что им подписан приказ о начале наступления на Москву.
Затем генерал вышел на балкон городской управы и обратился к большой
толпе харьковцев, вновь сделав акцент на русском характере города: «Я не нахожу слов, чтобы благодарить население старорусского г. Харькова, которое так тепло и ласково отнеслось ко мне».


Балкон городской управы, с которого выступал Деникин
Примерно в 17.00 Деникин прибыл в сад Коммерческого клуба, где
состоялся торжественный обед, в котором принял участие весь цвет
Добровольческой армии: Деникин, Май-Маевский, Плющик-Плющевский, Романовский, Кутепов, Витковский, Штейфон и др. Первый тост Деникин поднял за адмирала Колчака.


После 19.00 генерал Деникин посетил спектакль Московского
художественного театра «Дядя Ваня». После первого акта торжественно
объявил о присутствии генерала известный харьковский хирург А. Гаврилко.
Зал ответил овацией. Поздно ночью Деникин уехал в Белгород. Правда,
через день он снова появился в Харькове.


Вместе с поездом Деникина в Харьков прибыл
командующий Добровольческой армии генерал В. Май-Маевский вместе со
своим штабом. Соответственно, начались события, легшие в основу сюжета «Адъютанта его превосходительства«.


Деникинский комендант Харькова генерал-майор Шевченко объявил: «Мною
замечено, что среди населения города Харькова злонамеренно распускаются
слухи об успехах красных на фронте и о якобы возможном занятии ими
вновь Харькова и т.д. Всех лиц, замеченных в распространении подобных
слухов, немедленно задерживать и препровождать в мое распоряжение для
предания военно-полевому суду».



В саду Коммерческого клуба в Харькове вечером состоялся первый концерт Александра Вертинского, который он озаглавил «Печальные песни». Гвоздем программы была песня, написанная на смерть белогвардейцев, «То, что я должен сказать«.





Белогвардейская харьковская газета «Новая Россия» опубликовала статью
«Большевизм и искусство», в которой попыталась разобраться в сути
советской политки в области культуры, придя к некоторым парадоксальным
выводам: «Справедливость требует отметить, что в период
большевизма художественная жизнь Харькова, по крайней мере, с внешней,
показной стороны (театры, концерты, выставки), обстояла не хуже, если не
лучше, чем до них… Большевизм – и в этом его невольная заслуга –
поставил во всей остроте ряд важных проблем, не вызывавших к себе доныне
достаточно вдумчивого отношения. Таковы, хотя бы, вопросы об отношении
государства к искусству ио возможных формах покровительства ему, или о
художественном воспитании народа. Но способ, каким большевизм попытался
разрешить эти вопросы, мог привести лишь к полному и позорному
банкротству».



Деникинские газеты сообщили о голоде в Донбассе. По их сведениям, в
Лозово-Паловском районе зафиксированы 47 случаев голодной смерти.


В Харькове обнаружено несколько трупов мужчин (преимущество в
заводских районах) с характерным пулевым отверстием в затылке. В тот же
день пятью грабителями был совершен налет на квартиру по Конторской ул,
12. Похищено до 4 тыс. рублей.


В Харьковской губернии, занятой деникинцами, объявлено о начале эпидемии холеры.


Сталин назначен членом Реввоенсовета Западного фронта.


Белогвардейские газеты сообщили о выходе интервью польского премера И. Падеревского американской
газете «Нью-Йорк Геральд», в которой тот попросил не путать Украину
Петлюры, с которым Варшава готова вести диалог, и Галицию: «С
другой строны существует Восточная Галиция с 3.200.000 русин, войска
которой осадили Львов и заставили Польшу двинуть только что
сформированные части польской армии на защиту этого города… Русинские
отряды сражаются под начальством австрийских и германских офицеров и
творят жестокие насилия над поляками».
Приводятся слова Падеревского: «Мы вполне готовы заключить мир с Петлюрой, но мы не можем заключить мир с галичанами, тянущимися к Австрии и Германии».


5 июля 1920 г.:


Председатель Донецкого губернского исполкома Ф. Артем-Сергеев
распорядился провести ревизию шахтных паровозов и передвижного состава.


В Луганске состоялись торжественные проводы 232 коммунистов на фронт. Агентство УКРОСТА сообщало: «Отправляющиеся
поклялись не возвращаться до тех пор, пока не погибнет черная
контрреволюция. На вагонах отъезжающих были надписи: «Луганск-Варшава» и
«На Варшаву»".



В Дебальцево при большом стечении народа состоялись похороны местного
красноармейца Федора Рязанцева, погибшего при штурме Перекопа. УКРОСТА
сообщал: «При захвате танка, получив пулю в спину, истекая кровью, т. Рязанцев продолжал наступление».


5 июля 1921 г.:


Председатель ЦК Всероссийского союза горнорабочих Ф. Артем-Сергеев
провел заседание президиума этой структуры, на котором рассматривались
вопросы демилитаризации угольной промышленности.


5 июля 1935 г.:


В Луганске состоялись празднества в ознаменование двух юбилеев –
30-летия стачки рабочих завода Гартмана и 10-летия награждения орденом
Красного знамени луганских рабочих. В честь юбилеев приветствие луганцам
прислал Клим Ворошилов, который написал: «Два юбилея… между
собой тесно связаны – это звенья одной великой цепи большевистских боев,
уронов, поражений, достижений и конечных великих побед. Луганск - его
люди, замечательные люди. Они дрались в прошлом за пролетарское дело
хорошо и честно. Они и теперь дерутся за наше дело Ленина-Сталина
упорно, умело и честно. Пусть живут славные традиции пролетарского
Луганска – этой большевистской цитадели».



Так выглядела награда, врученная луганскому пролетариату


Хронология: 5 июля | Донецко-Криворожская республика: расстрелянная мечта

Комментариев нет:

Отправить комментарий